Лоскуток

on

Минувшим летом Иринке исполнилось 10 лет. Почерневшие от солнца и ссадин коленки, длинная челка, новая школьная форма «на вырост» и модный польский рюкзак с белыми пряжками. Одним словом — пятиклашка. 

Она любила есть бабушкины пироги с черникой и нюхать спелые помидоры в дедушкиной теплице, ездить с папой и мамой на море и играть с подругами в куклы. Вместе они строили целые дома, в которых были гардеробные, полные платьев. Светские львицы Анжелики-Дианы только и делали, что наряжались и крутили романы. Иринка знала что это такое: впервые влюбилась в шесть лет. Белокурому объекту тогда уже исполнилось шестнадцать, следующим летом он женился.

  Свою первую любовь девочка забыла сразу, а игра в куклы продолжалась. Гардеробы росли.

Она шила накидки, юбки, блузки и даже колготки, а еще просто заворачивала куклу в лоскуток красивой ткани наподобие платья, закалывала булавкой или подвязывала ленточкой и новый наряд был готов. На следующий выход в свет модель обновлялась.

11751348_10200696858020640_1003055647_n

Иринкина мама тоже любила платья и шила, поскольку привыкла выглядеть элегантно в любых обстоятельствах. Все лоскутки, оставшиеся после пошива, доставались дочери.


1991 год едва не смыл семью за грань привычного: «купоны» вместо денег, «талоны» вместо еды, очереди во всех магазинах и первые морщины на лицах молодых родителей.

Папа «грачевал» по ночам и мотался с баулами ширпотреба в Польшу, мама с головой ушла в работу, чтобы удерживать семью на плаву в Киеве. Иринка, как любой чувствующий негативные перемены в жизни ребенок, взялась отчаянно прогуливать школу.

Вместо уроков музыки — походы в кафе за пирожными, вместо танцев — посиделки на заднем дворе школы.

Теперь была другая жизнь и личные тайны, но любовь и куклы оставались центром ее интересов.


Иринка снова влюбилась. На этот раз ее покорил парень всего на 5 лет старше. Думать о нем в одиночестве было приятно, плести небылицы подружкам вдвойне. Его имя щекотало язык и звучало нездешне, как имена кукольных бой-френдов, которых не существовало в материальном мире, но они всегда ждали модниц у подъездов в своих блестящих иностранных авто.

По телевизору, в перерывах между мультфильмами, в тот год начали рекламировать куклу Barbie.

Иринке очень хотелось иметь белокурую красавицу и вот папа привез из очередного рейда в Польшу «почти мечту». Она была длиннонога, крутобедра и грудаста, но лысовата. Венди (так звали куклу), не смотря на досадное «увечие», быстро обзавелась новым гардеробом, чего иринкиной маме, в гонке на выживание, не снилось.


Однажды в доме появился отрез дорогого крепдешина из фирменного магазина Burda. Раньше мама отдавала лоскуты ткани только после кроя настоящих нарядов, но время шло, а она все не принималась за шитье и даже не открывала модных журналов. Тем временем у Венди закончилось все новое. Иринка попросила:

— Ма, можно мне лоскуток?

— Ты все равно порежешь и будет валяться, — со вздохом ответила мама и закрылась в ванной, где в грохочущих струях воды пузырилось постельное белье.

Прошло 25 лет. Иринка выросла и даже успела сменить фамилию. В ее жизни была кукла Barbie и много новых лоскутков, а еще романов, свиданий, любви и разочарований и была красота.

Последние пол года она умножилась многократно. Новая профессиональная страсть — прически, визаж и стилистика давали ей право создавать ее, получая вознаграждение. Это была четвертая по счету и, самая творческая Ириркина профессия. Мамин взгляд на моду и принципы создания образа, чутье целого в деталях вели сквозь отсутствие опыта. Но больше всего Иринку удивляло что многим людям, как никогда раньше, оказывалось с ней по пути. Ей верили и доверяли вопреки отсутствию портфолио. Она была счастлива от того, что впервые в жизни точно знает, что делает и благодарна маме за часы детства, проведенные не на детской площадке, а магазинах тканей и за изучением картинок в модных журналах.

Иринка давно простила маму за фразу, которая определила 15 лет ее профессиональной жизни. Она начинала и бросала десятки дел просто потому что не верила в себя. В день рождения мамы она думала: хлопоты о насущном не дали ей возможности спросить тогда, что конкретно дочь бы хотела сшить кукле и сделать это вместе.

Слезы навернулись на глаза: «Мамочка, милая моя мамочка! Я совсем не злюсь на тебя за тот лоскуток! Тебе ведь тоже так хотелось новое красивое платье!»

самой лучшей в мире Маме

13.07.15

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s